Калабалин, Семён Афанасьевич

Калабалин Семён Афанасьевич — один из наиболее известных воспитанников, затем сподвижник и, совместно с супругой Галиной Константиновной, продолжатель дела Антона Семёновича Макаренко.

Родился в с. Сулимовке на Полтавщине в августе 1903 г. Точный день рождения не известен. Сам Семён Афанасьевич указывал в одних документах 14 августа (автобиография 1942 г.), в других – 21 августа (в книге «Бродячее детство» М.: Молодая гвария, 1968 г.).

Умер 24 июня 1972 г. в Клемёновском Егорьевского р-на Московской обл., где был директором очередного детского дома-интерната, работавшем по методикам А. С. Макаренко. Всего супруги Калабалины с сотрудниками и помощниками воспитали более 15 тысяч воспитанников целого ряда детских домов в России, Грузии и на Украине.

 

Семён Калабалин в молодые годы

 

 

P.S. Эта статья была подготовлена для Wikipedia. Разрешение на обнародование фото С.А.Калабалина любезно предоставил директор Педагогического музея А.С.Макаренко Антон Семёнович Калабалин. Но в связи с некоторыми особенностями указанной энциклопедии мы посчитали целесообразным привести исходный текст статьи и на страницах музея.

 

Оглавление

Трудное детство

С Антоном Макаренко

Ревущие сороковые

Вновь зовёт школа

Продолжатели педагогической династии. Семья

Мы – калабалинцы (гимн)

Воспитанники С. А. Калабалина, ставшие макаренковедами

Основные произведения С.А.Калабалина

Произведения с упоминанием С. А. Калабалина

 

 

 

Трудное детство

Уже в перестроечные годы стала известна автобиография, которую в 1942-м году по просьбе работников НКВД написал С.А.Калабалин.

«Родился я в 1903 году, 14 августа, в селе Сулимовке на Полтавщине. Мои родители занимались сельским хозяйством — батрачили, так как земли своей, избы и, вообще, никакого имущества не имели. В связи с тем, что не было своего гнезда, мы часто переезжали из села в село на жительство, а в селе из избы в избу поселялись за отработок.

Себя я помню из села Сторожевого Чутовского района Полтавской области. Уже девятилетним мальчиком я был определён в пастушки к кулаку Сивоволу за три рубля в лето и за первые штанишки в жизни из сурового полотна. На другое лето я был определён пастухом к кулаку Завгороднему в с. Васильевку, — уже за 8 (руб. — прим. ред.), а на третье лето к кулаку Наливко Николаю.

Зимою ходил в церковно-приходскую школу 4-х летку, которую и закончил в 1915 году. В том же году меня свели к помещику Голтвянскому и продали за 40 р. в год; лето — пастухом, а зиму — коровником".

Таким образом Семён Калабалин происходит из трудовой семьи и сам вынужден трудиться в помощь семье, от работы не бегает, делает это, судя по всему, вполне успешно, но в августе 1916 г. Семён был вынужден уйти из дому.

Произошло это так. Коров одолели слепни, ими овладело своего рода "коровье бешенство" и, не смотря на все усилия юных пастухов, они, возвращаясь на усадьбу, прогалопировали в коровник мимо помещицы Голотвянской, варившей во дворе варенье. Та, раздосадованная, не стала долго разбираться и, схватив первого попавшегося пастушонка (им оказался Семён), начала, ругаясь и выдирая клочья волос, бить его ложкой из под варенья по лицу.

"Я был вне себя от всего происшедшего, от погони за взбесившимися коровами, от собственного крика, от страха, от боли. Я знал, что вины моей никакой нет и бьют меня несправедливо. Кровь бросилась мне в голову. Неожиданно для самого себя, пожертвовав клоком волос и вырвавшись из цепких рук помещицы, я изо всей силы хлестнул её кнутом. Видно, удар был удачным. На помещице треснуло платье. Она стала громко кричать" - вспоминает С.А.Калабалин в первой главе своей книги "Бродячее детство".

Ответ кнутом даже на незаслуженную, как следует из воспоминаний Калабалина, пощёчину хозяйки выглядит хотя и несколько чрезмерным, но, в общем-то, случайным событием. Помещица, кстати, в отместку за это открыто грозится — нет, не обратится в суд, а просто стереть Семёна с лица земли, а заодно присваивает весь его заработок за первые летние месяцы.

Первые две недели Семён ещё жил в огородах села, питаясь чем придётся и, наконец, ушёл в г. Полтаву. Жил в воровских притонах, на кладбище и промышлял карманными и квартирными кражами. Имел около полусотни приводов в полицию и однажды был направлен в колонию для малолетних преступников.

Через некоторое время его прихватывают для попрошайничества и много месяцев он под начальством лжеслепого проходимца вынужден обходить города и посёлки Украины, зарабатывая за скудное питание последнему на богатую жизнь в Полтаве. При удобном случае убегает от своего хозяина, возвращается в Полтаву. Из интереса к лошадям помогает выгуливать их в прибывшем в Полтаву цыганском таборе, а через некоторое время и уходит с ними в качестве приёмного сына одного из цыган. Учится езде на лошадях, зажигательным танцам, участвует порой и в проказах таборной молодёжи.

Но оборотная сторона цыганской "вольницы" - это жёсткость, и даже жестокость иных цыганских законов. Семён помогает выиграть на спор для приёмного отца хорошую собаку - большую ценность в таборе. Но по цыганским законам помощника полагается ... отхлестать кнутом. Ощутив на своей спине подобную "благодарность", Семён уходит и из табора.

В конце 1917 года Семён пристал к вооружённому отряду, налетевшему на город и ушедшему в лес в окрестности г. Полтавы. Оказалось, что во главе отряда красных партизан стоял его брат Иван. Позже отряд вошёл в состав 1-й Украинского Советского полка им. Шевченко. Брат был командиром батальона, Семён — разведчиком. В бою с гайдамаками под ст. Раздольная Семён был ранен в ногу, лежал в Николаеве, а затем в 1919 г. уехал в Полтаву. Выздоровев снова нашёл своего брата Ивана.

Затем отряд влился в 501 полк, который действовал против деникинских войск. В бою под Белогородом Семён был ранен в руку. Лежал в Харькове, заболел тифом, был переведён в тифозный городок, а после выздоровления — уехал к родным в с. Сторожевое, где застал отца, мать и младшую сестру. Братья Ефим, Иван, Андрей и Марк были в Красной Армии.

 

 

Позже то, что Семён уже переболел тифом и получил невосприимчивость к нему, сыграет большую роль в тяжелейшие дни Колонии под руководством А.С.Макаренко, когда, по воспоминаниям Калабалина "не заболели тифом только Антон Семёнович, Калина Иванович, лошадь и я", а надо было готовить дрова (холодное время года), отвозить заболевших в больницу и т.д. и т.п.

Пожив дома около месяца, Семён уехал в Полтаву и в марте или апреле 1920 года с отдельным 53 батальоном уехал на Польский фронт. Под Проскуровым был ранен в обе ноги, но не сильно. Лежал с неделю в какой-то деревне, а затем добрался до г. Полтавы и в армию больше не возвращался.

И тут Семёна встречает тяжёлая весть - подло убит из-за угла его брат Иван, возвращавшийся после краткой побывки в родном селе, куда он ходил увидеть новорождённого сына. В груди у Семёна вспыхнуло желание отомстить обидчикам. В условиях гражданской войны едва ли не единственным способом сделать это, ему представляется сборка собственного «отряда благородных мстителей» и совершение правосудия над убийцами. Замыслу вроде бы способствует встреча с несколькими старыми приятелями и вот отряд уже создан.

Фото. Семён Калабалин, 1926 г.

 

 

Но быстро найти след преступников не удаётся, а участникам отряда необходимо питаться, кормить лошадей, для чего приходится отбирать еду и корм у селян (денег-то нет). Заодно кое-кто из членов постоянно растущего отряда начинает прихватывать и другие вещи. Логика жизни преобладает над намерениями основателя отряда - его приказаний слушаются только тогда, когда это приказ грабить или приказ отходить, а кто отдаст эти приказы - по большому счёту уже всё равно. Таким образом отряд очень скоро стал обычной воровской шайкой, с которой через несколько месяцев и расправляются соответствующим образом. Знаменательно, что грамотно, без единого выстрела, задержавшим шайку конным отрядом милиции в декабре 1920 г. руководил один из старших братьев Семёна Ефим, который в качестве приветствия встретил Семёна … чувствительным ударом кнута и отправил под суд на общих основаниях.

Таким образом, Семён происходил не из какой-то потомственной бандитской или воровской семьи, а из вполне трудовой — батраческой. С трудом знаком с ранних лет и от труда не бегал — ни от тяжёлого сельского — с утра до ночи, ни от ратного — в партизанском отряде и в Красной армии. Это важно отметить, поскольку ряд исследователей творчества Макаренко коротко сразу представляют Семёна Калабалина как изначального бандита, причём особо опасного.

 

 

 

С Антоном Макаренко

После разгрома шайки и расстрела её взрослых участников следователи не знают, что делать с Калабалиным — кроме руководства шайкой особо тяжких деяний он не совершал, расстреливать, как несовершеннолетнего, его не полагается, просто так отпустить тоже нельзя, а мест в тюрьме не хватает и для куда более «заслуженных» сидельцев. В тюрьме Семён Калабалин просидел три месяца и, когда Макаренко очередной раз заходит в тюрьму «за пополнением», ему решением комиссии по делам несовершеннолетних предлагают забрать и Семёна, что и было сделано после короткого разговора с заключённым в присутствии начальника тюрьмы.

Удивительные подробности этого дня ярко описаны в нескольких заключительных главах книги «Бродячее детство»[2]. Дальнейшая жизнь Семёна Калабалина в колонии им. Горького, а затем и коммуне им. Дзержинского автором не описана, поскольку он оказался одним из главным действующих лиц «Педагогической поэмы», названный в ней Семёном Карабановым…

В отличие от ряда выпускников колонии и коммуны, поступавших на педагогические отделения ВУЗов, Семён Калабалин пробует стать хлеборобом — поступает в 1922 г. на рабфак и в 1927 г. заканчивает Инженерно-мелиоративный факультет Харьковского сельхозинститута.

Агрономом, однако, Калабалин не стал. «Хай ему с тем хлеборобством, — сказал он своему учителю, — Не можу без пацанов буты. Сколько ещё хлопцев дурака валяет на свете, ого! Раз вы, Антон Семёнович, в этом деле потрудились, так и мне можно».

Первые годы С. А. Калабалин трудится физкультурным руководителем коммуны им. Дзержинского вместе с Макаренко, затем, более 13 лет — вплоть до начала войны — Калабалин учительствовал, руководил, вдохновлял и коренным образом оздоровлял положение дел в самых трудных и запущенных детдомах и детколониях. Работал в Харькове, под Ленинградом, Одессе, Виннице.

 

 

 Семён и Галина Калабалины. Барыбино (Ленингр. обл.), 1940 год.

Вскоре после выпуска из коммуны Семён Афанасьевич женится на другой её воспитаннице — Галине Подгорной (в «Пед. поэме» — Черниговке), которая на всю жизнь становится не только его спутницей, но и сотрудницей и сподвижницей на «педагогическом фронте».

 

 

 

Ревущие сороковые

Июнь 1941-го он встретил в Москве — директором детдома для трудных детей № 60. Однако отъездом детдома на восток руководила уже его супруга и соратница Галина Константиновна. Калабалин записался на фронт добровольцем, но не попал ни в действующую армию, ни в ополчение. Он был отобран военной разведкой для выполнения особых заданий.

 

 

Семён Афанасьевич Калабалин, 1944 г.

После выброски в тыл врага при неблагоприятных обстоятельствах попал в плен, несколько раз пытался бежать, но неудачно (был выдан), чудом выжил. После этого изобразил готовность сотрудничества с гитлеровцами, был отобран в диверсионную школу, а после заброски в советский тыл убедил всю свою группу сразу явиться в НКВД. В течение нескольких лет после этого вёл радиоигру с целью дезинформации противника, в частности, перед Курской битвой, помогал выявлять и обезвреживать очередных засылаемых в СССР диверсантов и радистов.

28 декабря 1943 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Семён Афанасьевич Калабалин был награждён орденом Отечественной войны второй степени. Награду ему лично вручил начальник «Смерша», комиссар госбезопасности 2-го ранга Абакумов, будущий министр госбезопасности.

Более подробно эта часть жизни С. А. Калабалина (как и ряда иных известных советских военных контрразведчиков) описана в повести А.Хинштейна «Подземелья Лубянки».

 

 

Вновь зовёт школа

В октябре 1946 г. С. А. Калабалин с семьёй переезжает в Грузию. Его назначают заместителем начальника колонии по учебно-воспитательной части в городе Кутаиси. За короткий срок Семён Афанасьевич сумел наладить в колонии воспитательную работу, сплотить ребят, воспитать коллектив. В постоянных педагогических поисках оттачивалось его мастерство, накапливался опыт работы воспитания Человека в условиях колонии послевоенного времени.

В мае 1947 г. приказом министра МВД Грузии С. А. Калабалина переводят в Сталинирскую ТВК заместителем начальника по учебно-воспитательной работе.

Из приказа № 0123 от «22» октября 1947 года, гор. Тбилиси

«В результате бездеятельности бывшего руководства Сталинирской детской колонии, последняя была доведена до состояния, граничащего с развалом.

Проверкой установлено, что назначенное в мае 1947 года новое руководство колонии в лице начальника колонии тов. Чхаидзе М.А. и его заместителя по учебно-воспитательной работе Калабалина С.А. полностью перестроило всю работу колонии в духе директивы МВД СССР за № 37 от 14 февраля 1946 года и в относительно короткий срок добилось значительных успехов в деле воспитания детей и подростков в колонии. (цит. по Морозов В. В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко. Опыт преемственности. Москва — Егорьевск: МГГУ им. М. А. Шолохова. Егорьевский филиал, 2008).

В августе 1950 г. С. А. Калабалин переезжает на Украину и принимает заведование специальным детским домом на станции Мотовиловка Фастовского района Киевской области.

И опять поиск новых форм воспитания, опять борьба с человеческими пороками, за детство полноценное, трудовое.

Время благополучия и в этом детском доме было краткосрочным. Нашлись и здесь недоброжелатели калабалинских средств и методов воспитания — увидели в его действиях диктат и насилие над воспитанниками. Пошли упрёки, наговоры, угрозы, сменившиеся письмами-кляузами в Киевское облоно и обком партии. В детский дом зачастили комиссии с проверками. Дело доходило до парадоксов.

Из воспоминаний Г. К. Калабалиной:

– Вечером дежурный рапортует: день прошёл благополучно. Проверяющий Калабалину этим рапортом в нос тычет: это отдаёт мистикой! Б-л-а-г-о-о! И находит в этом «преступление». Или отдаёт директор указание воспитаннику, тот ему в ответ: «Есть!». Проверяющий аж весь передёргивается: какое-то военизированное сообщество!

По итогам этих многочисленных проверок выносится вердикт высшей власти: «Калабалина от занимаемой должности директора детского дома освободить и впредь запретить ему занимать должности, связанные с работой с детьми! 

На защиту чести, имени и достоинства С. А. Калабалина включается детская писательница Фрида Абрамовна Вигдорова. Она помещает ряд статей в центральной прессе, где развенчивает клевету, как распространяющееся зло в педагогических кругах.

Однако продолжение Макаренковской деятельности на Украине становится крайне затруднённым и С. А. Калабалин принимает предложение о работе в Клемёновском детском доме (Егорьевский район Московской области).

Клемёново — это новый калабалинский Куряж.

Из письма Семёна Афанасьевича к Галине Константиновне:

29. ХII. – 1956 г.

Клемёново.

…А вообще живут же люди, будем жить и мы! Детали: потолки падают, полы проваливаются, вонище… Бухгалтер лежит в больнице, ни учёта, ни прихода. Есть вши, грязь, пустота. Нет человеческого тепла. Стульев нет. Всё разбито… Райком партии великодушно допустил: «На месячишко, а там мы посмотрим, как и что, а вообще, конечно, устраивайтесь».

Сидим сегодня весь день без дела. Мы в детский дом, а директор из детского дома. Куда ни кинусь – ничего нет.

Итак, жду вас, мои родненькие!… 

Из дневников С. А. Калабалина:

Клемёновский детский дом школьного типа, с большим количеством переростков, поражённых многочисленными пороками и непонятной грубостью с работниками детского дома. Успеваемость составляет 60-70%. Детские общественные организации фактически отсутствуют. Коллектив работников, и, прежде всего воспитатели, находятся в состоянии растерянности и потерянного интереса к делу, не знают с чего начинать, чтобы вывести детей из их неприятного состояния. Хулиганство и грубость ребят парализовали работу воспитателей. Приняв заведование этим домом, я на общем собрании сказал твёрдо и прямо: «Жить такой оскорбительной для вашего человеческого достоинства жизнью дальше нельзя, и так жить мы не будем. Я буду беспощаден в борьбе за новую, красивую и счастливую жизнь и верю, что рядом со мной встанут смелые ребята, способные с улыбкой на лице пережить и некоторые лишения, и трудности в предстоящей борьбе. Уже с этого собрания мы разойдёмся организованными по отрядам, а все командиры отрядов образуют совет командиров. Пусть же наш совет поведёт борьбу за то, чтобы мы построили центральное отопление в доме, сделали пристройку для новых спален, провели водопровод, добились бы земельного участка для подсобного хозяйства, чтобы для наших будущих походов по стране приобрели автобус, чтобы заняли первые места в областных спартакиадах, построили стадион и заложили сад. Задачи большие, трудные и, конечно, придётся попотеть – потеть можно, а пищать нельзя…           

(цит. по Морозов В. В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко. Опыт преемственности. Москва — Егорьевск: МГГУ им. М. А. Шолохова. Егорьевский филиал, 2008).

Так началась для ребят неведомая до этого жизнь, в которой будут разумные и добрые учителя, горячая и увлекательная работа.

 

 

Совет командиров. Клемёново. 1958 г.

 

 

Совет командиров. Клемёново. 1958 г. Меньше чем за год запущенный детский дом изменил свой облик. Анализируя первые итоги работы педагогического коллектива, было отмечено, что «благодаря добросовестному, почти самоотверженному напряжению физических и духовных сил воспитателей, наладившейся живой и полезной связи со школой, созданию работоспособного института детского самоуправления, в конце концов, удалось учебный год закончить с благополучными результатами. Из 106 учащихся перешли в следующих класс 100 человек. Детский коллектив к концу учебного года представлял собой здоровую согласную семью» (там же).

 

Из дневников Г. К. Калабалиной:

...Вовлекая детей в общественно-полезный и производственный труд, мы, разумеется, в первую очередь интересовались его педагогическими результатами.

Учитывая то, что контингент детей у нас особый (в основном нам присылают детей, исключённых из массовых школ, из других детских домов и школ-интернатов), нам важно было добиться, чтобы в трудовой деятельности воспитанников вырастал интерес к учению, вырабатывался их нравственный облик, приобретались необходимые практические умения и навыки, воспитывалось чувство ответственности за порученное дело.

Были организованы сводные отряды, которые работали на порученных участках, соревновались между собой. При подведении итогов обязательно учитывалось не только количество выполненной работы, но и её качество, и отношение каждого члена отряда к работе (там же).

 

 

 

Директор – нет, отец!

 

 

Продолжатели педагогической династии. Семья

Знаменательно, что кавалер боевых наград Семён Афанасьевич Калабалин умер 24 июня, в день, когда вспоминают Парад Победы на Красной площади. Ему (1972 г.) не было и 70 лет. По данным, из документального фильма "Учитель с железным крестом" (с участием А.С.Калабалина и др. воспитанников С.А.Калабалина), в июне 1972 г. С.А.Калабалин начал жаловаться на боли в животе, ему пытались сделать операцию по удалению аппендицита, но она прошла неудачно. Возможно и потому, говорится в фильме, что в тот день отмечался и день медицинского работника.

Педагогическую династию Калабалиных продолжил его сын Антон (1939-2013), как и отец, отличавшийся завидной физ.подготовкой (мастер спорта по тяжёлой атлетике). На его счету успешное применение системы Макаренко, в частности, в Профессиональном училище № 72 г. Королёва. По 2013 г. А. С. Калабалин ряд лет являлся директором Педагогического музея А. С. Макаренко в г. Москве.

У Калабалиных также выросли две дочери. Первый сын Калабалиных — Константин, как известно, был убит глубоко психически больным воспитанником, которого, уже зная особенности его поведения, тем не менее направили в дет. дом Калабалиных (в Ленинградской обл.). Эта трагедия произошла ещё при жизни А. С. Макаренко и описана в одном из его произведений. В фильме "Учитель с железным крестом" появление психопата в дет. доме определённо связывают с кампанией по дискредитации системы Макаренко, развернувшейся после известного выступления Н.К.Крупской с критикой Макаренко и его системы в мае 1928 г. и включавшей не только вскоре последовавшее увольнение самого Макаренко с поста зав. Колонии им. Горького, но и целый ряд придирчивых проверок, нередко переходивших в намеренные провокации, в иных детских домах, трудившихся по системе Макаренко.

 

 

 

== Память ==

Знаменательно, что кавалер боевых наград Семён Афанасьевич Калабалин ушёл из жизни 24 июня, в день, когда вспоминают [[Парад Победы]] на Красной площади. Ему (1972 г.) не было и 70 лет.

 

С.А.Калабалин похоронен на Егорьевском городском кладбище (г. Егорьевск, Московской обл.). Рядом с ним покоится его жена и единомышленник Калабалина Галина Константиновна (1908-1999) <ref> [http://m-necropol.narod.ru/kalabalin-sa.html Памятная плита С.А. и Г.К.Калабалиных]</ref>.

 

Одна из улиц города Егорьевска названа в его честь. В 1998 году администрация района учредила премию имени С.А. Калабалина, лауреатом которой становятся лучшие педагоги.

В 2003 году Калабалину Семёну Афанасьевичу присвоено звание «Почётный гражданин Егорьевского района» (посмертно) <ref> [http://www.egoradmin.ru/honorary_citizens/239.html О Калабалине С.А. на странице администрации Егорьевского района Моск. обл.]</ref>.

 

Большой вклад в отстаивание педагогического дела и доброго имени С.А.Калабалина ещё при его жизни внесла известный писатель и журналист [[Вигдорова, Фрида Абрамовна|Ф.А.Вигдорова]], написавшая ряд очерков и статей по соответствующим поводам в центральных газетах, и посвятившая деятельности С.А. и Г.К. Калабалиных целую трилогию произведений ("Дорога в жизнь" (1954), "Это мой дом" (1957) и  "Черниговка" (1959)), задуманную как своеобразное продолжение "Педагогической поэмы" (см. ссылки).

 

В феврале-мае 2012 г. в память сорокалетия ухода С.А.Калабалина в г. Егорьевске начато проведение Калабалинских чтений<ref>[http://www.mggu-sh.ru/news/news/16-01-12/kalabalinskie-chteniya-v-egorevskom-filiale Калабалинские чтения в Егорьевском ф-ле МГУ им. М.А.Шолохова]</ref>

 

 

Мы – калабалинцы (гимн)

Семён Калабалин, Черниговка славная

Миру известны из фильмов и книг.

Мы их питомцы, мы самому главному –

Жить научились у них.

 

Припев:

Дети Семёна, внуки Антона,

Песней привыкли мы утро встречать.

В нашем детдоме те же законы

Тот же призыв: «Не пищать!»

 

Кривые пути оборвались в Клемёнове,

Домом родным оказался детдом.

Бывшие трудные, дважды рождённые

Мы – ненаписанный том.

 

Ударом судьбы не убиты, не свалены,

Жив педагог Калабалин Семён.

Мы – калабалинцы, мы – Калабалины,

В нас продолжается он.

 

По жизни пройти не гостями – туристами,

С пользой расходовать дни и лета.

Быть перед Родиной совестью чистыми –

Вот наша цель и мечта!

 

Припев:

Дети Семёна, внуки Антона,

Песней привыкли мы утро встречать.

В нашем детдоме те же законы

Тот же призыв: «Не пищать!»

 

Записал Евгений Дмитриевич Горшков

в г. Владивостоке, 31.12.74.

 

 

 

Воспитанники С. А. Калабалина, ставшие макаренковедами

Калабалин Антон Семёнович [1939-2013] — сын С. А. Калабалина, ряд лет по 2013 г. — директор Педагогического музея А. С. Макаренко в Москве

Морозов Владимир Васильевич — к.п.н., до 2010 г. -  дир. Центра внешкольной работы им. А. С. Макаренко (в Москве). После ухода А.С. Калабалина в феврале 2013 г. сменил его на посту директора Педагогического музея.

Слободчиков Виктор Иванович, доктор психологических наук, профессор, член-корреспондент РАО.

Халиков, Михаил Халикович  — после выхода на пенсию в течение целого ряда лет служил сотрудником Педагогического музея А. С. Макаренко, а до этого многие годы успешно трудился поваром в ряде детских учреждений.

 

 

 

Произведения С.А.Калабалина

Из биографических произведений Семён Афанасьевич успел закончить только книгу о своём детстве и юности до времени, когда он познакомился с А.С.Макаренко:

Калабалин С.А.   «Бродячее детство» // М.: Молодая гвардия, 1968 г.

Кроме этого сохранился целый ряд статей и писем С.А.Калабалина (также совм. супругой Г.К.Калабалиной) на темы воспитания и обучения на основе подходов А.С.Макаренко. На их основе подготовлено несколько сборников:

Калабалин С.А., Калабалина Г.К. Разговор от первого лица (из опыта работы С.А.Калабалина – воспитанника, соратника и последователя А.С.Макаренко) // МОИУУ. Кабинет детских домов и школ-интернатов, 1990 г.

Калабалин С.А., Калабалина Г.К. Слово об учителе и о себе (к столетию со дня рождения А.С.Макаренко) // Моск. обл. политехникум. Учеб.-метод. кабинет. Инф. вып. 1989 г.

Калабалин С. А. Воспоминания об А. С. Макаренко (заседание Педагогического клуба ЛГПИ им. А. И. Герцена 14 ноября 1954 года).

 

 

 

Произведения с упоминанием С. А. Калабалина

Макаренко А.С. «Педагогическая поэма» // Москва: ИТРК, 2003 г. ISBN 5-88010-166-5 (первое полное издание, науч. ред., сост. и прим. проф. С. С. Невская, обнародовано в сети по решению рук. ЦВР им. А. С. Макаренко (pdf)) — описывает период создания и расцвета колонии им. М.Горького. В Поэме С. А. Калабалин назван Семёном Карабановым.

Конисевич Л.В. Нас воспитал Макаренко // Челябинск: ИУУ, 1993 г. Многократные упоминания С. А. Калабалина (под своим именем) в качестве физкультурного руководителя коммуны им. Ф.Дзержинского, помощника и сподвижника А. С. Макаренко

Вигдорова Ф.А. Дорога в жизнь (трилогия о коммунах под рук. С.А. Калабалина).

Вигдорова Ф.А. Это мой дом.

Вигдорова Ф.А. Черниговка.

Морозов В.В. Воспитательная педагогика Антона Макаренко. Опыт преемственности. // Москва — Егорьевск: МГГУ им. М. А. Шолохова. Егорьевский филиал, 2008.

Вячеслав Шилов. Человек из легенды // ж-л «Сибирские огни» 2010, № 1.

Учитель с железным крестом (документальный фильм). Россия. Студия: Ультра-Фильм, 2011. Режиссёр: Виталий Якушев. В фильме принимают участие: Антон Калабалин, дир. Пед. музея А.С.Макаренко, сын С.А. Калабалина; Юлий Панич, актёр, режиссёр, журналист, исполнитель роли Семёна Карабанова в фильме «Педагогическая поэма»; Екатерина Васильева, народная артистка РСФСР, племянница А.С. Макаренко; Владимир Макаров, научный сотрудник Центрального архива ФСБ России; Виктор Слободчиков, доктор психологических наук, профессор, воспитанник С.А. Калабалина; Меланья Бахмацкая, педагог, воспитанница С.А. Калабалина; Владимир Морозов, кандидат педагогических наук, воспитанник С.А. Калабалина; Александр Прокофичев, работник экономического отдела Центрального Банка России, воспитанник С.А. Калабалина.

Хинштейн А.Е. «Подземелья Лубянки»

 

 

 

== Ссылки ==

Семён Калабалин в энциклопедии открытого дискуссионного клуба «Суть времени».

 

О Калабалиных (больше об истории Галины Константиновны Калабалиной и её рода, восходящего к одному из героев Отечественной войны 1912 г. Карлу Христиановичу Мейеру) на сетевой странице г. Пустошки Псковской обл.

 

 

 

 

К перечню вики-портретов

На главную